Искать книги автора на КнигаПоиске

Литературные премии автора

Карло Гольдон

Итальянский драматург. Родился в интеллигентной венецианской семье, которая хотела видеть его юристом и заставляла изучать право. Но мальчик с ранних лет полюбил театр; в четырнадцатилетнем возрасте убежал из Римини, где обучался философии, и одно время разъезжал с труппой бродячих актеров; четыре года спустя был выгнан из училища в Павии за то, что написал сатирическую пьесу, в которой высмеял своих учителей. В конце концов он с грехом пополам получил степень доктора и вышел в адвокаты (1732). Но адвокатурой Гольдони занимался мало и все более и более настойчиво пробовал свои силы в драматургии. В 1738 году появляется его пьеса "Momolo cortesan", которую можно считать началом его настоящей драматургической деятельности. Правда, в ближайшие годы творчество Гольдони как драматурга было невелико и неблистательно. В 1748 году он стал присяжным драматургом труппы Медебака. Вместе с последним Гольдони скоро устроился в Венеции. Родной город принял его с восторгом. Он пробыл там 14 лет (1748-1762) и при изумительной плодовитости раскрыл во всем блеске свой талант. Ему случилось в один год (1750) написать 16 комедий, причем в их числе были такие шедевры, как "Лжец", "Кофейня", "Семейство антиквара", "Бабьи сплетни". А между 1756 и 1762 годами он написал для антрепренера Вендрамина, к которому перешел от Медебака, еще около 60 комедий, в том числе трилогию "La Villegiatura", знаменитую "Baruffe Chiozzote" и обошедшую все европейские сцены "Трактирщицу" ("Locandiera"). Значительная часть этих комедий посвящена изображению венецианской жизни и написана на венецианском диалекте, которым Гольдони владел мастерски. Это - вообще лучшее из созданного им и прочнее всего держится на сцене до сих пор. В 1762 году Гольдони убедился, что венецианская публика предпочла его реалистическим пьесам фантастические комедии Гоцци. Он не захотел пережить свою славу в родном городе и решил покинуть Венецию; воспользовавшись приглашением, Гольдони переселился в Париж. Он простился со своей публикой одной из самых своих красивых комедий "Una della ultime sere del Carnevale". В Париже он прожил 30 лет. Там продолжал писать комедии. Из них одна - "Le bourru bienfaisant", - написанная первоначально по-французски, принадлежит к числу лучших его вещей. Под старость он стал писать свои "Мемуары", которые навсегда останутся одной из наиболее ярких картин итальянского быта, театрального и литературного, и давал уроки итальянского языка. В последние годы своей жизни Гольдони жил в большой нужде. Конвент назначил ему пенсию, но Гольдони умер раньше, чем пенсия начала ему выплачиваться. В венецианский период Гольдони провел ту реформу, о которой мечтал. Он дал итальянской буржуазии именно такую комедию, которая была ей нужна. - В середине XVIII века итальянская буржуазия после двух с лишним веков вынужденного бездействия начала понемногу становиться на ноги. Вступив в ожесточенную борьбу с абсолютизмом, с господствовавшей аристократией, страстно отрицая ее привилегии, она требовала от литературы поддержки в этой борьбе, оправдания своих стремлений и укрепления своего классового самосознания. Новым запросам культурных слоев буржуазии не могла удовлетворять одряхлевшая комедия масок, развлекавшая преимущественно знать и простонародье. К этому времени она совершенно потеряла свой молодой творческий порыв, не давала ни новой выдумки, ни актеров прежней силы и явно повторяла то, что сто лет назад было отмечено печатью новизны и молодых достижений. Это понимали многие. И до Гольдони делались попытки реформировать старую комедию импровизации. Но из этих попыток ничего не выходило. Гольдони же блестяще выполнил то, что не удавалось другим. Значение Гольдони на его родине определяется тем, что он положил начало итальянской буржуазной драме, искусно сочетав элементы итальянской народной комедии, с одной стороны, и французской комедии характеров, ее изощренной техники - с другой. Своим общеевропейским значением Гольдони обязан тем, что, многое почерпнув у Мольера, во многом уклоняется от него в сторону большего реализма, большей жизненной правдивости своих образов. Характеры "итальянского Мольера" более многообразны, менее схематичны, упрощенны, чем французского. Это признавали и современники. Еще Вольтер называл его "сыном и живописцем натуры", отмечал "естественность" его письма.