Искать книги автора на КнигаПоиске

Литературные премии автора

Сэмюэл Беккет

В Париже Беккет поселился в 1937 году, писал он и по-английски, и по-французски, так что его можно назвать англо-французским писателем. Его романы — ранние варианты того, что в 50-е годы было осознанно как «антироман».

Самые законченные варианты «антидрамы» были созданы именно Сэмюэлем Беккетом. Законченность беккетовского «антитеатра» объясняется связью с ближайшим его родственником — «антироманом», причем в его крайних формах. Связь эта прямая, поскольку сам Беккет, прежде чем приступить к созданию «антидрам», писал «антироманы». 

Первый роман Беккета «Мерфи» появился на английском языке еще в 1938 году, потом его романы стали издаваться в Париже. Они сразу же сообщили настрой всему «литературному» движению, поскольку упорно иллюстрировали убеждение в абсурдности бытия созданием адекватных, абсурдных текстов. В романе «Мэлон умирает» (1951) рассказчик сообщает, что умирает и решает напоследок «поиграть», поведать «истории», в том числе и о себе. При этом он находится в обычном для героя Беккета состоянии абсолютной неподвижности и руководствуется убеждением в том, что «нет ничего более реального, чем ничто». А может быть, и сам он уже ничто, уже мертв, и лишь сочиняет себя живым, как сочиняет другие истории.

Его пьеса — «В ожидании Годо» — поставлена в 1953 году. Поскольку призрачные персонажи Беккета вышли на сцену, стали действующими лицами, получили имена, заговорили, они обрели большую реальность, реальность «присутствия», обставленного к тому же обычными для произведений Беккета натуралистическими подробностями человеческого существования. Диалог «В ожидании Годо» не так вызывающе нелеп, как, например, «Лысой певицы». «Антидрама» Беккета свободнее от фарсового начала. Она серьезнее, она использует в своих целях не внешние эффекты, а несоответствие между внешней похожестью на жизнь и самой вопиющей нежизненностью героев и ситуации драмы.

Казалось, что «Конец игры» — финал творчества Беккета, последняя точка в созданной им картине умирания и деградации. Однако в 1963 году появилась пьеса «О, прекрасные дни!». Реальность пустоты воплощена здесь наглядной и прямолинейной аллегорией: на сцене женщина, которая буквально уходит в землю. В первом акте она погружена по пояс, во втором — по шею. Единственной формой реализации героя является речь; бесконечный поток слов, которые произносит погружающаяся в землю женщина, звучит как странный, трагикомический символ обреченности, как последний вопль угасающего человечества.

В других драматургических и прозаических произведениях Беккета 60-х годов (роман «Как оно есть» и др.) этот вопль прерывается, «антигерои» уподобляются человекообразным существам, которые влачат животное существование, а их речь — потоку примитивных реакций, неспособному оформиться лепету.