Искать книги автора на КнигаПоиске

Литературные премии автора

Шарль Пьер Бодлер

Первый из “проклятых поэтов”. Несчастный человек, бунтарь, наркоман и сифилитик. За всю жизнь Шарль Бодлер ни разу в жизни не чувствовал себя счастливым, но из собственного ощущения упадка и саморазрушения создал философию, которая была главенствующей в искусстве и жизни еще много лет после его смерти.

“Цветы зла” - манифест декаданса, его Библия и Коран. Все остальные - в том числе гениальный Рембо, - лишь последователи. А все или почти все труды о символизме посвящают Бодлеру первую главу как “предтече” и “пророку”. При этом поэзия была далеко не главным делом Бодлера - он оставил потомкам замечательные исследования по искусству и философские эссе, биографии и размышления о художниках, искусствоведческие обзоры…

Биография

Шарль Пьер Бодлер родился 9 апреля 1821 года в Париже. Он называл брак своих родителей “патологическим, старческим и несуразным” - по той причине, что отец был старше матери  на тридцать с лишним лет. Однако не все так просто, Конечно, Каролина Аршанбо была бесприданницей, и раздумывать ей особенно не приходилось, но Франсуа Бодлер, вдобавок к тому, что был состоятелен, привлек ее обходительностью, аристократическими манерами и оригинальным складом ума. Так что брак Каролины и Франсуа можно назвать скорее основанным на привязанности и благодарности, чем несуразным.  

Бодлер-старший, хоть и вышел из низов, получил университетское образование, интересовался искусством, сам немного рисовал. Он часто водил сына в галереи, брал его с собой к друзьям-художникам. Отец Шарля умер, когда тому только-только исполнилось шесть лет. Травма от потери любимого отца наложилась на обычную сыновнюю ревность - буквально через год после смерти мужа Каролина Бодлер вышла замуж, и Шарль не мог ей этого простить. Он желал обладать матерью единолично и не желал принимать рядом с ней другого мужчину (классический Эдипов комплекс). Тем более что отчим Шарля был человеком совершенно другого склада - офицер “в расцвете лет” (Жаку Опику было 39), сдержанный, дисциплинированный, образованный, но совершенно далекий от литературы и искусства. Кстати, впоследствии он сделал блестящую карьеру - дослужился до генерала, был послом в Мадриде, а затем - сенатором.

Конечно, подобный человек не мог найти общего языка с пасынком. Дело дошло до того, что в Шарля пришлось отослать из дома  в интернат при Королевском колледже в Лионе, куда на какое-то время переехала семья. В пансионате почти сразу проявились черты характера и психологического состояния Шарля, свойственные ему в течение всей последующей жизни: он  страдал припадками тяжёлой меланхолии и учился неровно, удивляя учителей то прилежанием и сообразительностью, то ленью и полной рассеянностью. Но уже тогда было ясно, что все эти неровности не касаются только одного - литературы и поэзии, влечение к которым доходило у Бодлера до страсти.

Вообще надо отметить, что, скорее всего, именно в детстве кроется “асоциальность” Бодлера, его вечная неудовлетворенность собой и своим местом в жизни, стремление к саморазушению и попранию “общественой морали”.

В 1836 г. Шарль вернулся в Париж, где был определен в лицей Святого Людовика на факультет права - впрочем, долго он там не продержался: за год до окончания курса его отчислили за многочисленные нарушения и “аморальное поведение”. Причем поначалу после отчисления Шарль заявил, что не собирается больше учиться, потому его призвание - литература, и только ей он и будет заниматься. Но мать и отчим сумели настоять на своем - Шарль все-таки поступил в парижскую Школу Хартий, чтобы закончить образование.

Правда, там он не слишком часто появлялся - вольная жизнь Латинского квартала захватила его целиком, юноша “пошел в разнос”. Он хотел попробовать все, стремился к запретным развлечениям и ощущениям, а Латинский квартал давал к этому все возможности. Что ж, у Шарля получилось - на память об этих временах у него остались расшатанная психика и сифилис, который и свел его в конце концов в могилу. К тому же он наделал кучу долгов. Впрочем, Бодлер, хоть и с большим трудом, закончил курс (1841 г.) и получил степень бакалавра права, хоть совершенно не собирался становиться юристом или дипломатом. Он хотел только писать стихи и жить так, как уже привык.

Казалось бы, так и сгинуть молодому поэту - сколько гениев пропало таким образом, среди алкоголя и наркотиков. Но тут снова вмешалась семья. Мать Шарля, женщина волевая и деятельная, не могла спокойно смотреть, как ее ребенок катится по наклонной плоскости. Пригрозив лишить Шарля содержания, она убедила его отправиться в путешествие. К слову сказать, отчиму Шарля впору поставить памятник - несмотря на враждебность со стороны пасынка и его явные “дурные наклонности”, он до последнего поддерживал свою жену в попытках спасти и поддержать “заблудшего сына” своей жены. И в тот раз отчим оплатил долги Шарля и купил билет на корабль.

Итак, в 1841 г. семья посадила Шарля на борт «Пакетбота южных морей», направляющегося в Калькутту. Но матери в ее стремлении спасти сына вновь не повезло - через два месяца плавания корабль попал в серьезный шторм, и во время вынужденной стоянки на острове Реюньон (Маврикий) Бодлер убедил капитана отправить его обратно. И вот, через 10 месяцев после отъезда молодой поэт вернулся во Францию.

Несмотря на краткость, путешествие на Восток произвело на Бодлера неизгладимое впечатление: он навсегда оказался очарован красотой южных морей и тропических островов, экзотичностью нравов и уклада тамошней жизни. Проведший практически всю жизнь в злачных местах самого злачного города Европы (два года в Бельгии перед смертью мы не считаем), Бодлер был “поэтом странствий”. Он писал о жажде плавания у всех, в ком есть «жажда путешествовать и обогащаться» («Гавань», «Парижский сплин»), о странах-зеркалах, где все самые тайные желания исполняются («Приглашение к путешествию»), о бесконечных одиссеях, жаждущих привести «в глубь Неизведанного, чтобы найти новое» («Путешествие»).

В 1842 г. Шарль Бодлер достиг совершеннолетия и вступил в права наследства, доставшегося ему от отца (примерно 75 тысяч франков, очень приличная сумма по тем временам). Это позволило ему вести “рассеянную поэтическую жизнь”, то есть жить по-прежнему, только с большим размахом. В артистических кругах он приобрел репутацию денди и бонвивана, а ближайшими друзьями в это время были поэт Теодор де Банвиль и художник Эмиль Деруа, написавший портрет молодого Бодлера.

В это же время он познакомился с балериной Жанной Дюваль, креолкой с Гаити, со своей «Черной Венерой», с которой не смог расстаться до самой смерти и которую боготворил. По мнению же матери, она его «мучила, как только могла» и «вытряхивала из него монеты до последней возможности». Семья Бодлера не приняла Дюваль. В череде скандалов он даже пытался покончить с собой.

Через два года “широкой жизни” от наследства осталась едва ли половина, и мать пошла на крайние меры: в судебном порядке она установила опеку над оставшимися деньгами. Это был сильный ход. Конечно, Бодлер был глубоко оскорблен поведением матери, посягнувшей на его свободу. К тому же теперь он остался без достаточных средств к существованию, да и кредиторы не дремали (долги будут преследовать Бодлера до конца жизни). Но были светлые стороны - немного, но Шарль все-таки образумился, вспомнил, что его цель - не развеселая жизнь, а литература и поэзия.

И так удачно сложилось, что его внутренняя потребность перестала быть просто желание, но стала необходимостью - надо было печататься, получать гонорары и т.д. В 1845 и 1846 гг. Первые публикации Бодлера были своеобразным способом прокормиться: Бодлер выступал с обзорными статьями по искусству в «журнале одного автора» «Salon» (вышло два номера - «Салон 1845 года»  и «Салон 1846 года», писал критические статьи о творчестве Давида и Делакруа. Благодаря им он приобрел известность не только “в узких кругах” обитателей Латинского квартала, но и у серьезной читающей публики - он стал одним из ведущих литературных и художественных критиков своего времени. Кроме того, в то время Бодлер познакомился с творчеством Эдгара Аллана По, тогда еще совершенно неизвестного в Европе, стал его горячим поклонником и перевел его “Необыкновенные истории”.

В 1846 г. состоялся его поэтический дебют в печати: в журнале “Художник” (Artiste) был опубликован сонет “Даме креолке” (A une dame cre'ole), написанный еще на о. Маврикий. Тогда же Бодлер вступил в “Общество литераторов”, а в январе 1847 опубликовал в издаваемом Обществом Бюллетене свою первую поэму в прозе Фанфарло (La Fanfarlo). В это время круг знакомств Бодлера стремительно расширился: теперь, помимо поэтов и писателей, он начал общаться с художниками (Делакруа, Курбе, Домье, Мане), его друзьями стали известный фотограф Надар и будущий издатель “Цветов зла” Пулэ-Маласси.

Однако “приличные” занятия не мешали Бодлеру интересоваться, как обычно, изнанкой современности. Тогда многие артистические натуры стали употреблять гашиш как  “средство расширения сознания” (вам это ничего не напоминает?). И 1844 по 1848 поэт был постоянным посетителем «Клуба гашишистов», основанного психиатром Жозефом-Жаком Моро. В основном Шарль употреблял давамеск (популярная в Египте, Алжире, Тунисе смесь на основе гашиша). Писатель Теофиль Готье, также член клуба, рассказывал, что Бодлер не принимал давамеск постоянно, а делал это лишь в экспериментальных целях. Да и сам гашиш был поэту отвратителен.

Правда, существует предположение, что некоторые стихотворения поэта были написаны под воздействием давамеска (“Разрушение” и др.), но это только предположение. В целом же - да,  употребление гашиша было для Бодлера только научным экспериментом. Результаты своего исследования поэт изложил в двух произведениях, посвященных гашишу, а опыт вылился в сборник стихотворений в прозе “Парижский сплин”. Что касается статей - впервые в мировой литературе было предпринята попытка понять и внятно  сформулировать, как психотропные вещества действуют на человека. В своих работах Бодлер резко пошел против общепринятого тогда (и не только - достаточно вспомнить “кислотный бум” конца 1960 гг. и эксперименты Тимоти Лири) мнения, что употребление гашиша “расширяет границы” и стимулирует творческую деятельность. По мнению поэта, вино может сделать человека общительным и счастливым, наркотик же изолирует его: «Вино, скорее, превозносит волю, а гашиш просто её уничтожает».

Впрочем, надо отметить, что в данном случае его собственные чисто физические особенности могли помешать правильному восприятию. Общеизвестно, что люди, склонные к употреблению опиоидов, очень часто совершенно не воспринимают гашиш и прочие производные каннабиса, а Бодлер имел опийную зависимость довольно долго и с трудом избавился от нее только в начале 1850-х гг. (три статьи, посвященные опиуму и объединенные в книгу “Искусственный рай”, вышли уже после смерти поэта).

“Исследования” гашиша закончились в 1848 г. - тогда во Франции случилась очередная революция, так называемая Февральская. Бодлер воспринял происходящее близко к сердцу - видимо, его бунт против мира и себя самого искал выхода и в тот момент нашел его в бунте против государства. Он наряду с работими сражался на баррикадах, писал статьи для радикальных парижских газетах. “Наваждение”, как Бодлер сам позже называл этот период своей жизни, прошло после декабрьского переворота (тогда Вторая республика, установленная после революции, пала, и ее место заняла Вторая империя). Бодлер отошел от политики, и с годами стал испытывать к ней настоящее отвращение. Наверное, он просто понял, что внутреннее неприятие мира  и общественное недовольство государственным строем - совершенно разные вещи, а внутренний бунт поэта не усмирить никакими революциями.

Расцвет творческих сил Бодлера пришелся на 1840-1850-е гг. (первое его стихотворение было опубликовано в 1843 г.). Он много писал, и все больше о плохом: о бездуховности и серости жизни, о столкновении высоких идеалов с удручающей реальностью. А в 1857 г. вышел сборник, прославивший поэта и сделавший его иконой декаданса - “Цветы зла”.

На самом деле “Цветы зла” не были созданы как единое, законченное произведение. По словам друзей Бодлера, большинство стихотворений были созданы с 1840 по 1850 гг. Около половины всех произведений, вошедших в первое издание, были ранее опубликованы: в 1851 году одиннадцать стихов под общим заголовком Les Limbes (Лимб, один из кругов ада), в 1855 году ещё 18 стихов  - в журнале Revue des Deux Mondes. Название “Цветы зла”было придумано критиком и романистом Ипполитом Бабу.

Тираж первого издания был мизерным  - всего 1100 экземпляров. Однако сборник вызвал такую реакцию, которой “позавидовали бы авторы многих современных бестселлеров: буквально сразу книга была запрещена к продаже, а против автора было выдвинуто обвинение в богохульстве, кощунстве и нарушении норм общественной морали. Суд приговорил Бодлера и его издателя, Огюста Пуле-Маласси к штрафу, а шесть самых «непристойных» стихотворений - «Лесбос», «Проклятые женщины», «Лета», «Слишком веселой», «Украшения», «Метаморфозы вампира» - были удалены из сборника. Изъятые стихотворения были напечатаны в Бельгии в 1866 г., а запрет на публикацию их во Франции был отменен лишь в 1949 г.  Однако, в отличие от блюстителей буржуазных ценностей, критика и публика встретили “2 цветы зла” с восторгом -скорее всего, потому, что мировоззрение и концепция мира поэта отвечала чаяниям своего времени. И, как выяснилось впоследствии - и времени будущего.

Судя по стихам сборника, действительность представлялась Бодлеру хаотичной и бесформенной. В отличие от романтиков, которых тоже не устраивала реальность, он не тешил себя иллюзиями, не грезил сказочным миром. В человеческой душе он видел фрагмент гниющей реальности, и в своих стихах обнажил собственные пороки - он стал первым поэтом, который искал изъяны своего мира не в обществе, а в самом себе.

В 1861 году было опубликовано второе издание «Цветов зла», куда вошли тридцать новых произведений. Также Бодлер решил поменять содержание, разделив его на шесть глав - теперь сборник превратился в своеобразную автобиографию поэта.

В начале 1860-х гг. Бодлер старался работать как можно больше. По его словам, у него в голове были “два десятка романов и две драмы”, он делал наброски и писал отрывки, но ни один из проектов не был реализован. Также Бодлер писал философские эссе и статьи об искусстве, но главным делом последних лет жизни великого французского поэта стала потрясающая в своей откровенности и беспощадности книга “Мое обнаженное сердце”, опубликованная только после его смерти. Это сочетание исповеди с автобиографией, истории становления поэтического и духовного с историей мятущейся души.

В 1865 г. Бодлер переехал в Брюссель, надеясь заработать чтением лекций о Делакруа, Готье и “Искусственном ра”, однако не имел успеха у бельгийской аудитории. Бельгия с ее провинциальностью и твердыми устоями - это вам не Париж. Бодлер ненавидел эту скучную и размеренную жизнь, однако провел в Бельгии почти два с половиной года. Здоровье его постоянно ухудшалось - давал о себе знать  застарелый сифилис (тогда эту болезнь лечить не умели, и конец был предрешен), который разрушал тело поэта. У него часто случались приступы удушья, головокружение, проступал холодный пот, а мысли путались. Бодлер снова начал искать утешения в опие, и весной 1866 г. с ним случился инсульт - он упал прямо на улице.

Его доставили в одну из больниц Брюсселя, но мать, которая примчалась, прослышав о болезни сына, забрав его оттуда, перевезла сначала в гостиницу, а затем и увезла в Париж, где поместила в клинику доктора Дюваля. Болезнь быстро прогрессировала, и уже через несколько недель Бодлер не мог формулировать мысли, часто погружался в прострацию, перестал покидать постель. Тело ещё продолжало сопротивляться, но разум поэта угасал на глазах. Мать не покидала Шарля до самого конца - он умер у нее на руках после долгой агонии 31 августа 1867 года.

Великого поэта похоронили 2 сентября на кладбище Монпарнасс в Париже - рядом с ненавистным отчимом. В последний путь его провожала лишь небольшая группа друзей (Поль Верлен, Теофиль де Банвиль).

В 1868 издательский дом Леви, приобретший у Пулэ-Маласси права на публикацию произведений Бодлера, выпустил третье издание “Цветов зла”, дополненное его последними стихотворениями, и сборник статей об искусстве “Эстетические редкости” (Curioosite' esthe'tiques), в 1869 – собрание литературных эссе “Романтическое искусство” (Art romantique) и “Маленькие поэмы в прозе” (Petits poemes en prose).

Творчество Бодлера развивалось на стыке двух поэтических эпох (и какой-то мере являлось ими). Одни называют Бодлера “последним романтиком”, другие - первым декадентом и первым символистом. И то, и другое верно - зависит от точки зрения.  Мятеж против жестокой и пошлой реальности, страстное стремление к идеалу (эти “столпы” творчества любого представителя романтизма )- основное содержание его произведений. И в то время Болдер настолько отличается от романтиков, что их нельзя даже сравнивать - это поэзия другого порядка. Бодлер бесстрашно погружается в самые недоступные и запретные бездны человеческого существования (смерть, ночные кошмары, унижающая нищета, запретная любовь, опьянение и пр.). Он не приемлет существующий порядок вещей и посягает даже на его основу - Бога, безразличного к страданиям людей (достаточно упомянуть такие стихотворения, как “Отречение Св.Петр”, “Авель и Каин”), а восставший против Бога Сатана становится для него защитником всех отверженных, их помощником на нелегком пути к истинному познанию и свободе (“Литания Сатане”). В эту модель вписывается и тема поэта, сквозная в творчестве Бодлера. Поэт – тот же изгой, «прoклятый», «сосланный с небес на землю» (“Альбатрос”), чья участь особо драматична, ибо ему дан дар познания и прозрения. Бодлер открывает для поэзии не только новые области (а вместе с ними и «запретные» пласты языка), но и новый эстетический принцип: изображение «жестокой реальности» («atroce re'alite'») в совершенной поэтической форме; он стремится «извлечь красоту из Зла» («extraire la beaute' du Mal»). Его поэзию отличают скульптурная отделанность каждой поэмы, точность и емкость слова и образа, строгость рифмы, величавость и звучность стиха.

Книги

  • Album Romanum: коллекция переводов (в составе сборника), 1989
  • Вино и гашиш как средства для расширения человеческой личности (электронная версия)
  • Мое обнаженное сердце (мемуары), 2013
  • Опиоман (проза, электронная версия)
  • Падаль (электронная версия)
  • Парижский сплин. Стихотворения в прозе, 2003
  • Политика & Эстетика (критика), 2015
  • Поэма гашиша (электронная версия)
  • Стихи о вампирах (в составе сборника), 2011
  • Стихотворения в прозе (электронная версия)
  • Французские лирики XIX и XX веков (антология), 1937
  • Лирика, 1965
  • Об искусстве, 1986
  • Цветы зла
  • Избранные письма / Перевод под ред. С. Л. Фокина, 2012

“Цветы зла” в русских переводах и изданиях

  • Цветы зла / Перевод А. Панова. СПб., 1907
  • Цветы зла / Перевод Эллиса. СПб., 1908
  • Цветы зла / Перевод А. Альвинга. СПб., 1908
  • Цветы зла / Перевод А. Ламбле. Париж, 1929, Москва, 2012
  • Цветы зла, 1970
  • Цветы зла / По авторскому проекту третьего издания.  Кишинев: Литературный фонд «Axul Z», 1996   
  • Цветы зла (с параллельным франц. текстом). М.: Радуга, 2006    
  • Цветы зла / Перевод В. Шершеневича. М.: Водолей, 2009

Издания на французском и английском языках

  • Salon de 1845, 1845
  • Salon de 1846, 1846
  • La Fanfarlo, 1847
  • Цветы зла / Les Fleurs du mal, 1857
  • Les paradis artificiels / Искусственный рай, 1860
  • Réflexions sur Quelques-uns de mes Contemporains, 1861
  • Le Peintre de la Vie Moderne, 1863
  • Curiosités Esthétiques, 1868
  • L'art romantique, 1868
  • Le Spleen de Paris / Парижский сплин, 1869
  • Oeuvres Posthumes et Correspondance Générale, 1887–1907
  • Fusées, 1897
  • Mon Coeur Mis à Nu, 1897
  • Oeuvres Complètes, 1922–53 (19 vols.)
  • Mirror of Art, 1955
  • The Essence of Laughter, 1956
  • Curiosités Esthétiques, 1962
  • The Painter of Modern Life and Other Essays, 1964
  • Baudelaire as a Literary Critic, 1964
  • Arts in Paris 1845–1862, 1965
  • Selected Writings on Art and Artist, 1972
  • Selected Letters of Charles Baudelaire, 1986
  • Twenty Prose Poems, 1988
  • Critique d'art; Critique musicale, 1992