Яков Борисович Княжнин

Сегодня мало кто знает имя Якова Борисовича Княжнина - русского писателя и драматурга, с 1783 г. - члена Российской академии. А между тем в свое время (конец XVIII-начало XIX вв.), во времена становления русской национальной литературы и драмартургии и жарких споров о том, какими именно должны быть литература и драмартургия в России, имя Княжнина было на слуху у каждого, кто имел отношение к “изящной словесности”. Слава Княжнина соперничала со славой Фонвизина, который сегодня считается основоположником русской самобытной пьесы:

Волшебный край! там в стары годы,

Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин, друг свободы,

И переимчивый Княжнин...

(А.С.Пушкин, “Евгений Онегин”)

Биография

Поначалу биография Княжнина ничем не отличается от историй большинства дворянских “недорослей” того времени: родился в Пскове в 1742 г. в семье местного дворянина, до 16 лет обучался дома, затем - в Петербурге, в гимназии при Академии наук (“на коште отца”, как тогда говорилось, т.е. за свой счет). Изящная словесность в то время занимала умы многих благородных юношей, и именно к годам обучения в гимназии относятся первые литературные опыты Княжнина - по свидетельству Н. И. Новикова, до 1771 г. Княжнин написал множество стихотворных произведений (например, не опубликованная “Ода к Икару”),  а в 1763 г. на сцене одного из петербургских театров была поставлена его мелодрама “Орфей и Эвридика” на музыку Торелли.

По окончании курса он поступил в иностранную коллегию юнкером, был назначен переводчиком, служил в канцелярии “о строении домов и садов”, но скоро перешёл на военную службу и служил в должности секретаря при генерал-адьютантах.

Но вдруг, посредине удачной в целом карьеры, с Княжниным случается несчастье - в 1773 г. его обвинили в растрате казенных денег - огромной по тем временам суммы в 6000 рублей. История достаточно темная - сам ли он проигрался в карты или оказался “стрелочником”, однако Княжнин был отдан под суд, который приговорил его к лишению всех чинов и смертной казни, замененной разжалованием в солдаты.

В 1777 г. личным указом Екатерины II Княжнин был помилован: ему вернули капитанский чин, с которым Княжнин и вышел в отставку в том же году. Четыре года он прожил в уединении, занимаясь исключительно литературой. В 1781 году Княжнина пригласил к себе на службу в качестве секретаря И.И. Бецкой, главный попечитель просветительских и воспитательных учреждений. Бецкой настолько доверял княжнину, которого знал еще по работе в канцелярии по строению домов и садов, что все бумаги проходили через руки его нового секретаря - среди прочего Княжнину принадлежит редакция известной записки Бецкого об устройстве Воспитательного дома. Несмотря на множество канцелярских дел по обширному управлению своего начальника, Княжнин находил время и для литературных занятий и, кроме того, по приглашению известного графа Ф.Е. Ангальта, преподавал кадетам Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса уроки "российского штиля". В 1783 г. Княжнин, избранный в члены Российской Академии, много потрудился над составлением ее "Словаря", сотрудничая в то же время в "Собеседнике любителей российского слова". В 1787 г. Княжнин издал собрание своих сочинений и поднес императрице, за что получил от нее благодарность и богатый подарок. Также в это время  Княжнин сотрудничал с журналами "С.-Петербургский Вестник" (1778), "Собеседник любителей российского слова" (1783-1784) и "Новые Ежемесячные Сочинения" (1787).

Я. Б. Княжнин был исключительно успешным драматургом. Несмотря на то, что в своих пьесах он использовал не только персонажей и коллизии знаменитых европейских драматургов и писателей (Вольтер, Метастазио и др.) и не стеснялся заимствовать целые пассажи этих авторов или даже просто переводил их пьесы, не избалованная публика называла его и критика называла его “русским Расином”. Наиболее самобытными произведениями Княжнина можно считать трагедии “Росслав” и “Вадим Новгородский”, но судьба их и влияние на судьбу самого Княжнина - совершенно разные. Трагедия “Росслав” была поставлена в Санкт-Петербургском театре и вызвала бурный восторг публики. Благодаря этой пьесе Княжнин приобрел благосклонность княгини Е.Р.Дашковой и обратил на себя внимание императрицы Екатерины II, которая заказала ему трагедию для дворцового театра. Затем в течение одного года (1786) появляются трагедии "Софонисба" и "Владисан" и комедия "Хвастун". В дальнейших работах для театра К. сосредоточился на комедии и комической опере ("Сбитенщик", "Неудачный примиритель", "Чудаки", "Траур, или Утешенная вдова", "Притворно сумасшедшая"), и только в 1789 г. появилась трагедия "Вадим Новгородский".

Эту пьесу можно назвать антимонархической - основатель русского государства трактуется в ней как узурпатор, а политическая свобода граждан представляется высшей ценностью. Конечно, это вполне сочеталось со взглядами Вольтера, которого очень уважала (по крайней мере внешне) Екатерина II, однако Французская революция и вызванная ею реакция при русском дворе подсказали Княжнину, что выставлять пьесу на суд публики несвоевременно. О “Вадиме” знали только близкие к Княжнину люди, и поэтому он не лишился благоволения императрицы, которая приказала отпечатать собрание сочинений его за казенный счет и отдать автору. В 1791 г. 14 января Княжнин скоропостижно скончался от “простудной горячки” (видимо, воспаления легких) и был похоронен на Смоленском кладбище Санкт Петербурга .Впрочем, поговаривали, что забоел и умер Княжнин после допроса в Тайной канцелярии Шешковского - все по поводу того же “Вадима”. Впоследствии прах Княжнина был перенесен в “Некрополь” Александро-Невской Лавры Санкт-Петербурга.

Библиография (все книги)

Трагедии в стихах

  • “Дидона”, 1769
  • "Владимир и Ярополк", 1772
  • "Росслав",1784
  • "Титово милосердие", 1790
  • "Владисан", 1786
  • "Вадим Новгородский", 1793

Комедии

  • "Хвастун", 1786
  • "Чудаки", 1793
  • "Траур, или утешенная вдова", 1794
  • "Неудачный примиритель или без обеда домой поеду", 1790

Комические оперы

  • "Несчастье от кареты", 1779
  • "Сбитенщик", 1788
  • "Скупой", 1778
  • "Притворно-сумасшедшая"
  • "Мужья женихи своих жен"
  • “Орфей и Эвридика” (поставлена в 1763, опубликована под названием “Орфей” в 1781)