КнигаПоиск КнигаПоиск.Тексты Random House

Литература ФРГ. Эпоха расцвета

Литература ФРГ являлась молодым образованием на литературной карте Европы. Ее возникновение было связано с историческими последствиями — политическими, культурными, духовными — второй мировой и разгромом рейха.

История возникновения

Победа антигитлеровской коалиции создала благоприятные предпосылки для демократизации общественно-политической жизни Германии. На Потсдамской конференции летом 1945 г. союзные державы взяли на себя обязательства провести демилитаризацию, денацификацию и демократизацию страны. Однако в то время, как эта программа в послевоенные годы последовательно осуществлялась в Западной зоне, где были проведены коренные демократические преобразования, в восточных зонах она столь же последовательно саботировалась. Это и определило два пути развития, которые привели в 1949 г. к образованию на территории Германии двух государств с противоположным социально-политическим строем: социалистического государства — Германской Демократической Республики и Федеративной Республики Германии. Глубокое различие общественно-политических условий определило и характер духовного развития в обеих странах; сложились и продолжали развиваться две различные немецкоязычные литературы: литература ГДР и литература ФРГ.

Социально-политическая атмосфера в Федеративной Республике Германии — в особенности в первые два десятилетия, в так называемую «аденауэровскую эру», — была крайне благоприятной для развития прогрессивных, демократических тенденций в литературе. Им не приходилось в отличие от соседей пробивать себе дорогу вопреки препятствиям со стороны коммунистической цензуры, противостоять огромному давлению официальной пропаганды. Все истинно значительное в литературе ФРГ, все, что снискало высокое международное признание, всегда было проникнуто духом гуманизма и демократии и неизменно стояло в оппозиции к политическим и идеологическим доктринам соседнего государства.

За сорок лет своего развития литература ФРГ стала одной из самых выдающихся литератур Европы. Имена Вольфганга Борхерта, Ганса Эриха Носсака, Генриха Бёлля, Нелли Закс, Вольфганга Кеппена, Гюнтера Грасса, Петера Вайса, Альфреда Андерша и др. звестны во всем мир.

Подъем западногерманской литературы

Закономерен вопрос: что было причиной такого подъема западногерманской литературы, что определяло общественно-нравственную и эстетическую значительность ее лучших достижений? Кратко на это можно ответить так: историческая память. Память о гитлеризме и нацистском терроре, об антифашистском Сопротивлении, об опустошительной войне и ее катастрофическом финале жила не только в сознании тех, кто лично пережил эти события, был их свидетелем и участником. Она передается от поколения к поколению и продолжала воздействовать на западногерманскую литературу и в 70-е, и 80-е годы не с убывающей, а, скорее, возрастающей силой. Над отцами иногда тяготело чувство вины и ответственности, поиски причин и объяснения подчас переходили у них в поиски оправдания. Сыновья и внуки от этого свободны: повинуясь исторической памяти, они ставят вопросы бескомпромиссно и беспощадно.

Горький опыт германской истории в XX в., опыт трагический и одновременно постыдный, оставшийся незаживающей раной в национальной совести и вечно напоминающей о себе проблемой в национальном сознании, был постоянным фактором, определяющим многие процессы в литературе ФРГ. На основе этого опыта сложился тот антифашистский потенциал, который характеризовал национально-историческое своеобразие западногерманской литературы и сохранился в ней неизрасходованным на протяжении десятилетий. Когда вслед за темой расчета с фашистским прошлым в литературу пришла тема расчета с настоящим, т. е. с социальной действительностью ФРГ, то и в произведениях, посвященных этой теме, продолжали достаточно ощутимо присутствовать сопоставления, реминисценции, мысли, связанные с историческим уроком, с опытом 30—40-х годов. Оглядываясь на этот опыт, писатели сверяли с ним изображаемую ими современную жизнь, все ее повороты, проблемы, новшества, и это придавало их лучшим книгам особую реалистическую глубину и силу.

Этапы развития

Западногерманская литература прошла в своем развитии три этапа.

1. Первый этап

Как особая (наряду с австрийской и немецко-швейцарской) немецкоязычная литература, отличная — по характеру обусловливавшей ее социальной действительности и вследствие этого по своему идейно-эстетическому существу, т. е. по своей проблематике и формам ее художественного воплощения, — от одновременно с ней развивавшейся литературы Восточной зоны, западногерманская литература возникла еще до образования Федеративной Республики Германии, в период с 1945 по 1949 г.

В это время на облике формирующейся литературы прежде всего сказывалось то состояние духовного кризиса, смятения, утраты ориентиров, которым были охвачены значительные слои творческой интеллигенции в обстановке, вызванной крахом фашистского режима, военным разгромом, голодом и разрухой. Вместе с тем рухнул железный занавес, на протяжении двенадцати лет отделявший культурную жизнь Германии от духовного движения в зарубежных странах, и началось ускоренное — а иногда и поспешное, поверхностное — освоение прежде пропущенных фактов мирового литературного процесса. В первые послевоенные годы это привело к исключительной идейной и стилевой пестроте воздействий на западногерманскую литературу. Экзистенциализм, сюрреализм и школа «потока сознания», Фолкнер, Сартр, Кафка, Хемингуэй, Уайлдер, Ануйль — влияние этих течений и этих художников проявлялось очень интенсивно, часто параллельно, во всевозможных эклектических сочетаниях,

В литературе западных зон главное место занимали писатели так называемой «внутренней эмиграции», т. е. писатели, в годы гитлеризма находившиеся в Германии, там писавшие и издававшие свои книги, но в той или иной степени настроенные оппозиционно по отношению к нацистскому режиму. Наиболее значительные произведения 1945—1949 гг. (Г. Казак «Город за рекой», Э. Ланггессер «Неизгладимая печать», Г. Э. Носсак «Интервью со смертью» и др.) в какой-то мере анахроничны: они запечатлели духовное состояние определенных кругов интеллигенции в период фашизма и войны.

2. Второй этап

Второй этап в развитии литературы ФРГ охватывал период от провозглашения Федеративной Республики Германии 7 сентября 1949 г. до 1968 г. (с внутренней цезурой на рубеже 50—60-х годов). В этот период — особенно в 50-е годы — общественный и духовный климат в стране в значительной мере определялся курсом аденауэровского правительства (1955 год — вступление в НАТО, 1956 год — закон о всеобщей воинской повинности и одновременно запрещение Коммунистической партии Германии и т. д.). Прямым следствием этого в 50-е годы было оживление в стане милитаристской литературы. Используя выгодную конъюнктуру, снова дают о себе знать ветераны гитлеровских времен вроде Г. Гримма, Э. Г. Кольбенхейера, Б. Брема, Э. Э. Двингера, В. Боймельбурга и др. Бестселлеры И. М. Бауэра и Г. Г. Конзалика. Их издания достигают ошеломляющих тиражей.

В то же время в западногерманской литературе продолжало развиваться и приобретать все больший резонанс социально-критическое и гуманистическое направление, начавшее формироваться вокруг «группы 47» еще в конце 40-х годов. Исходя, из страстной антифашистской презумпции, Г. Бёлль, Г. В. Рихтер, Г. Э. Носсак, А. Андерш, Г. Айх, В. Кеппен, 3. Ленц, Г. Крамер и другие с тревогой и недоверием всматривались в общество потребления, пораженное проказой непреодоленного прошлого.

Заметной вехой был рубеж 50—60-х годов: момент некоего качественного перехода, значительного идейно-художественного подъема реалистического, общественно-ангажированного направления в литературе ФРГ. Он ознаменовался, созданием произведений вершинных, открывающих новый этап в творчестве ряда уже известных, видных художников слова (Г. Бёлль «Биллиард в половине десятого», 1959; П. Шаллюк «Энгельберт Рейнеке», 1959; 3. Ленц «Пожарное судно», 1960), а также выходом на литературную арену плеяды молодых писателей, сразу заявивших о себе произведениями, поднявшими в мировом общественном мнении литературу ФРГ на новую ступень (Г. Грасс «Жестяной барабан», 1959; М. Вальзер «Половина игры», 1960; У. Йонсон «Догадки о Якобе», 1959; Г. М. Энценсбергер «Защита волков», 1957, «Язык страны», 1960; Р. Хоххут «Наместник», 1963; П. Вайс «Преследование и убийство Ж. П. Марата..», 1964). В области поэзии «уроки Бенна», под знаком которых прошли 50-е годы, сменились, условно говоря, «уроками Брехта», культ чистой формы уступил место поэзии, проникнутой социальной мыслью и страстью (Г. М. Энценсбергер, П. Рюмкорф, Э. Фрид, К. Меккель и др.). В драме начало 60-х годов совпало с приходом в литературу или с творческой зрелостью П. Вайса, Р. Хоххута, М. Вальзера, Т. Дорста, X. Кипхардта.

3. Третий этап

Начало третьего этапа в истории литературы ФРГ было связано с событиями 1968—1970-х годов. В ноябре 1969 г. к власти пришла «левая коалиция» социал-демократов и свободных демократов и было образовано социально-либеральное правительство во главе с Вилли Брандтом, которое вступило на путь преодоления игнорирования политических реальностей послевоенного мира. В политической и культурной жизни ФРГ стали ощущаться новые веяния.

Политические события и изменения в ФРГ с конца 60-х годов способствовали существенным переменам в общем облике западногерманской литературы. Прежде всего это выразилось в процессе политизации интересов писателей и тематики их творчества. Поток политизированной духовной энергии в основном направился по двум руслам.

Возросшая популярность философии «новых левых» и значительная активизация леворадикального и студенческого движения вызвали волну тенденциозных писаний. Формой выражения той же тенденции был и неоавангардизм. Экспериментальные «тексты» в прозе, «конкретная» поэзия, хэппенинги взамен театра, разнообразные «шоковые» воздействия на восприятие читателя и зрителя — все это было призвано революционизировать общественное сознание и тем самым содействовать социальным изменениям. К середине 70-х годов неоавангардизм пошел на убыль, и в творчестве некоторых его представителей (Д. Веллерсхоф, П. Хандке, II. Хотьевиц и др.) наметился переход на позиции реалистического искусства.

Вплоть до объединения Германии был значительный рост и усиление народных тенденций. Движение, начало которому было положено дортмундской «группой 61», приобретает в идейно-художественном отношении гораздо более зрелый и последовательный характер. В 80-е годы новое направление в западногерманской литературе получило широкий резонанс и оказывает все возрастающее влияние на интеллектуальную жизнь Федеративной Республики Германии.

Состав западногерманской литературы

При определении состава западногерманской литературы возникают неожиданные сложности, связанные, в частности, с вопросом о национальной принадлежности некоторых немецкоязычных писателей. Вопрос этот подчас возникает потому, что одни из них родились, в какие-то годы жили вне ФРГ, другие имели иностранное подданство — австрийское, швейцарское или шведское, итальянское, французское и т. д. К какой же национальной литературе их отнести?

Каждый индивидуальный случай отличен от другого, но все они имеют под собой некую общую историческую основу. В большинстве своем они так или иначе восходят к эпохе нацистских гонений и вынужденной эмиграции. Именно в те годы некоторые немецкие писатели натурализовались в странах своего изгнания и становились обладателями иностранных паспортов. Так, Карл Цукмайер и Ульрих Бехер после бурной эмигрантской одиссеи обосновались на постоянное жительство в Швейцарии; Нелли Закс, спасшись бегством в Швецию, до конца жизни оставалась в Стокгольме; Петер Вайс, обреченный в 17 лет стать изгнанником, с 1945 г. состоял в шведском гражданстве; а Эрих Фрид, родившийся и живший в Вене, в 1938 г. в связи с «аншлюсом» эмигрировал из Австрии в Англию.

И тем не менее эти писатели относятся к литературе ФРГ. Герцен не стал английским писателем или Гейне — французским оттого, что они десятилетиями находились в эмиграции и подчас лишены были возможности издаваться на родине и в легальных формах поддерживать контакт с отечественными читателями. Принадлежность к национальной культуре — это не вопрос паспорта и даже не вопрос местожительства. Названные выше немецкие писатели многочисленными нитями связаны именно с западногерманской литературой. Связаны языком, на котором пишут, но, разумеется, не только языком. Социальная и нравственная проблематика их творчества отражает общественные и духовные интересы, взгляды и настроения различных кругов западногерманского общества. Наконец, многие из этих писателей принимали активное участие в политической жизни Германии, в деятельности ее общественных организаций, культурных учреждений, творческих союзов…

В иной плоскости рассматриваются австрийские и немецко-швейцарские писатели в их отношении к западногерманскому литературному процессу. Здесь речь идет о разных национальных литературах, но все же во многом связанных друг с другом. Кроме общности языка и отчасти культурных традиций, а также сходства общественно-исторических условий их развития, немецкоязычные литературы Запада несколько сближает еще одно обстоятельство: гегемония ФРГ в области издательского дела и книжного рынка. Большинство произведений австрийских и немецко-швейцарских писателей издавалось и распространялось в ФРГ. По всем этим причинам их творчество в ряде случаев активно интегрируется в западногерманский литературный процесс. Трудно, например, представить развитие поэзии ФРГ без учета места, занимаемого в нем австрийскими поэтами Паулем Целаном и Ингеборг Бахман, или положение дел в западногерманской драматургии и театре, абстрагируясь при этом от творчества швейцарских драматургов Макса Фриша и Фридриха Дюрренматта.

Взаимодействие литератур ГДР и ФРГ

Особое значение имеет вопрос о взаимодействии литератур ГДР и ФРГ. Эти литературы формировались и развивались, отражая в своем существе глубокое различие социально-политических условий в обеих странах. Однако это не исключало возможность идейно-художественных контактов и влияний.

Наиболее ярким примером в этом смысле было (начиная с середины 50-х годов) сильное и глубокое влияние Бертольта Брехта не только на драму или поэзию, но на литературу ФРГ в целом. В творчестве некоторых западногерманских поэтов сказалось влияние Иоганнеса Бобровского. В становлении в ФРГ литературы о «мире труда» заметную роль сыграли идеи движения «пишущих рабочих» и программные положения «биттерфельдского курса», провозглашенного в ГДР в 1959 г.

Существенное значение имели и факты обратного воздействия. Так, в 50-е годы на ряд прозаиков ГДР оказало определенное влияние творчество Вольфганга Борхерта. Позднее не прошли бесследно для прозы ГДР и романы Гюнтера Грасса и Макса Фриша. В поэзии — например, в стиле и интонационном строе лирики Фелькера Брауна — нередко слышался голос Ганса Магнуса Энценсбергера. Драматургия ГДР, в частности «документальная драма», многим обязана примеру и опыту Петера Вайса.